Суббота, 23 Декабрь 2017 14:11

"Женщины там — очень страшные. Пару раз в мой адрес кричали что-то связанное с русской свиньей"

Футболист Павел Бочкарев не смог найти нормальной команды в России. В поисках игровой практики он поехал в Португалию. О том, как ему удалось попасть в клуб из "Сегунды Б", как проходила адаптация в другой стране, с какими сложностями пришлось столкнуться и рассказал Бочкарев. 
 
- Расскажи, как ты оказался в Португалии?
- В 2015-м году у меня был действующий контракт с подольским «Витязем», но мы его расторгли.
 
- Сам расторг?
- По обоюдному согласию. Тогда тренер набрал новых ребят, распустив многих, кто до этого был в команде. Думал трудоустроиться в это же трансферное окно, но мой агент меня опрокинул.
 
dNnvQakdfpM
 
- Что за злодей?
- Сафронов Андрей. Он еще и спортивным директором «Витязя» был.
 
- Как он тебя опрокинул?
- Он говорил, что есть два конкретных предложения. Но, как пришло время устраиваться в команду, перестал отвечать на звонки, игнорировал SMS. Трансферное окно закрылось и мне пришлось уйти играть в «Квазар». 
 
Когда открылось летнее трансферное окно мне дали номер телефона человека из Украины. Он знал агента из Португалии. Я решил попробовать. Созвонились. Прислал ему нарезку видео со своей игрой. Он посмотрел и сказал: «Приезжай». В Португалии он меня и встретил
 
 
- Общались на английском?
- У него интернациональная деятельность и он знает много языков: английский, немецкий, французский, итальянский, испанский. 
 
- Как зовут этого агента?
- Карлос Андре. Он португалец и играл в «Бенфике». Он предоставил мне еду и жилье. На третий день я поехал на просмотр в команды. Через неделю подписал контракт с командой «Сегунды Б» «Фамалькао». Это было в ноябре 2015-го. 
 
- Как прошли сборы?
- Агент, с которым я сотрудничал в Португалии, работает следующим образом. Он собирает ребят по всему миру, предоставляет им жилье и уже потом устраивает по командам. В Португалии нет лимита на легионеров. Даже в низшие лиги приезжают из различных стран. Если клубы из более высоких лиг ими интересуются, то игроки идут выше, а агенты получают комиссионные. 
 
У этого агента есть свое поле. Он нас с ребятами там собирал и смотрел наши технические качества. Таким образом он оценивал, кто куда может поехать. 
 
- И как ты оказался в «Фамалькао»?
- Агент дал мне несколько команд на выбор. Я жил в городе Авейро и выбрал команду, которая находится поблизости. 
 
В команде на просмотре я был пять дней. После этого со мной подписали контракт. 
 
- Просмотр от российского отличается?
- Ничего необычного. Приезжаешь в команду. Тебя смотрят в упражнениях. Потом мы сыграли двусторонку и товарищеский матч. После этого со мной заключили контракт. 
 
- Что тебе тут же бросилось в глаза, когда ты оказался в команде?
- Наверное, дружелюбие и заинтересованность, не только тренерского штаба, но и всех партнеров. Было приятно. Меня начали расспрашивать от куда я приехал. Языкового барьера не было. Все неплохо знали английский язык. Португальский я начал учить только со временем. 
 
- Новичков, как ты, было много?
- Я там был один.
 
- Каким был состав по странам?
- Было два бразильца, американец, остальные были португальцами. Вторая команда, в которой я играл была интернациональней. Там были французы, итальянцы и бельгийцы. 
 
- Где тогда были выше зарплаты в России или в Португалии?
- Цифры не назову, но, на тот момент, в Португалии платили лучше. Сказывался и высокий курс евро. 
 
- Из твоих слов я сделал вывод, что адаптироваться в португальской команде и влиться в коллектив, проще, чем в российской.
- Я бы так не сказал. Если ты русский, то в России с людьми общий язык ты всегда найдешь. Там меня удивило, что у людей другой язык, совсем другое понимание футбола и другой менталитет, но они легко меня приняли. 
 
- Что ты имеешь ввиду под другим пониманием футбола?
- В России еще со спортшколы, да и в профессиональных командах, тебя постоянно подгоняют, рассказывают, как ты должен восстанавливаться после тренировок, после матчей. Там такого нет. Там каждый сам себе — профессионал. Каждый лично следит за своими формой и весом. Нет жесткого надзора со стороны тренера по физподготовке. Люди понимают, что если они хотят играть, то должны быть всегда восстановившимися и в форме. 
 
- Тренерский штаб не дает никаких рекомендаций по восстановлению?
- Рекомендации даются и выполняются в полном объеме. Я говорю о том, что почти у всей команды есть абонементы в спортивные залы. После тренировки или после матча они идут в тренажерный зал и получают дополнительную нагрузку. Но работают там не в ущерб себе, не перегружают организм.  
 
- В России с таким подходом к футболу ты сталкивался?
- Здесь я видел всего пару десятков тех, кто так делает. На выходных все забывают, что себя нужно держать в форме. 
 
- Успел обзавестись друзьями в Португалии?
- Очень хорошо общаюсь с американцем, сенегальцем, с парой португальцев и бразильцев.
 
RvBpWqvJg0Y
 
- Подругу там нашел?
- Подруга у меня русская. Женщины там — очень страшные. Об этом кричат сами португальские мужчины. Они говорят: «Да, нам генетически не повезло с этим».
 
5700895 original
 
- Ты выходишь на улицу и пугаешься?
- На самом деле, да, без шуток. Наши русские женщины — самые красивые. Нам есть с чем сравнивать. У португалок все плохо, начиная от формы лица и заканчивая телосложением.
 
- Как в Португалии обстоят дела с болельщиками?
- Даже в низших дивизионах со стороны болельщиков есть большая поддержка. В «Сегунде Б» есть команды с большими городами и стадионами двадцатитысячниками. Десять тысяч на таких собирается. Есть стадионы маленьких городов, которые вмещают 2-3 тысячи. Они почти всегда набиваются под завязку. Там люди любят футбол, уважают футбол, уважают футболистов. В такой атмосфере приятно играть.
 
-BWA5w0EErM
 
- Можно ли на матче услышать мат?
- Пару раз было. В мой адрес кричали что-то связанное с русской свиньей. Меня это только улыбныло. 
 
- Это свои кричали?
- Нет, чужие болельщики. Они знали, что я русский и пытались как-то задеть. 
 
- Как выстраиваются взаимоотношения со своими болельщиками?
- Они больше общаются с португальскими футболистами. С иностранцами они просто здороваются по именам. Не больше. 
 
- Сколько ты играл за первую команду?
- Контракт я подписал в ноябре. В январе начал выступать. Отыграл шесть матчей, забил два гола. После этого поломался. В начале апреля началась реабилитация. В июне начался перерыв и я полетел в Москву на операцию. 
 
- Почему не делал в Европе. Слышал, что там лучше.
- Те врачи, которые там были, сильно намудрили. У меня были проблемы с мениском, а они говорили, что операции не требуется. От их лечения становилось только хуже. Как только я прилетел в Москву, мне в двух клиниках сказали: «Дружище, кроме операции тебе делать нечего». 
 
5 copy copy copy
 
- Кто оплачивал операцию?
- Клуб.
 
- Что произошло после твоего приезда в Россию на операцию?
- Я прилетел в начале июля. Через два-три дня уже мог вести полную физическую активность и должен был возвращаться в Португалию. Мне говорили, что есть предложения из Сегунды. 
 
До вылета в Россию на операцию мне должны были сделать рабочую визу. Но визы долго не было. Тогда во Франции начались взрывы. Все европейское сообщество стало на уши. Иностранцам, не зависимо от профессии, выдачу виз начали затягивать. Получилось, что на момент отлета в Россию у меня в паспорте не было нужного штампа. Хотя я там работал официально и налоги платил. Мы с агентом спросили у российского миграционного контроля могу ли я вылететь в Россию. Они сказали, что проблем не будет потому, что я есть в базе данных. 
 
Я летел через Швейцарию. Там меня остановили на паспортном контроле. Сказали, что у меня на пол года просрочена виза. Спросили, кто я такой. Я ответил, что футболист-профессионал. Но у меня ни контракта, ни других документов на руках не было. Начал звонить агенту. Он тогда был недоступен. Меня отвели в подсобку. Там я все подробно рассказал. Мне сказали, чтобы я заплатил штраф 650 франков. Уведомление о санкциях обещали выслать  позже по почте. Денег с собой не было. Они сказали, чтобы я летел домой и пообещали выслать все почтой. 
 
- Как тебе общение со швейцарскими пограничниками?
- На меня не было оказано никакого давления. Расспрашивали спокойно без усмешек и ухмылок. Думаю, они поняли мою ситуацию, но должны были действовать по протоколу. 
 
После того, как я сделал операцию, мне пришло письмо из швейцарского посольства. В нем сообщалось, что до 2018-го года я не могу находиться в зоне  Шенгена. Я сразу позвонил агенту. Он связался с юристами. Пока я восстанавливался мы начали вести переговоры со швейцарским правительством и миграционным контролем Португалии. Нашей ситуации не поняли и на встречу не пошли. Команды начали собираться и мне нужно было лететь. Я пошел в испанское посольство, чтобы сделать туристическую визу. Мне ее дали без проблем. Прилетел в Португалию. Но команды были укомплектованы и предложение из «Сегунды» сорвалось. Мне пришлось остаться на том же уровне и я перешел ФК «Навал». 
 
После того, как летнее трансферное окно закрылось я подал документы, чтобы мне сделали новую рабочую визу. После того, как я отыграл пять матчей, приехал миграционный контроль Португалии. Они сказали, что я должен разобраться с ситуацией в Швейцарии. Без этого они не могли дать мне визу, а я не мог легально находиться в стране. Мне дали две недели на выезд. Пришлось лететь обратно в Россию. С агентом и юристами мы пытались решить ситуацию, но ничего не вышло. Сейчас, чтобы вернуться в Португалию, мне нужно ждать еще пол года. 
 
- Получается, ты сейчас играешь в России только из-за проблем со Швейцарией?
- Так и есть. В России у меня не осталось никаких связей. Очень повезло, что достали телефон Леонида Васильевича Назаренко — главного тренера «Биолога-Новокубанска». Я там отыграл пол года.
 
- Сейчас ты играешь в РМА?
- Когда я нахожусь в Москве, если нигде не играю, участвую в турнире ЛФЛ, чтобы поддерживать форму. 
 
- После приезда из Португалии, после работы с людьми, которые ответственно подходят к тренировкам и всегда поддерживают себя в форме ты приехал в не самый престижный клуб, по меркам ПФЛ. Твои впечатления?
- Сначала было довольно тяжело. В «Биологе» были спартанские условия. Но я хотел играть в футбол. Не опустил руки. Тут дело в характере — многие после такого сдались бы. 
 
- Как тебе коллектив?
- Никаких проблем не было. Все — нормальные рабочие ребята. 
 
- Учил рабочих ребят следить за собой, как это делают в Португалии?
- Нет. Я не такой человек. Если кто-то хочет чего-то добиться, то он будет сам за собой следить. 
 
- Этот сезон ты доиграешь в «Биологе»?
- Сейчас у меня закончился контракт и я ищу новую команду.
 
zU3ArWaEIYM
 
- Как продвигаются поиски?
- Все тяжело. У португальского агента здесь нет связей и контактов. Нужно самому искать контакты, чтобы хотя бы на просмотр съездить. Общался со старыми тренерами, чтобы дали номера агентов, но тишина. 
 
- В какой части страны ищешь команду?
- Нет предпочтений.
 
- На Восток в ту же «Смену» поедешь?
- На Восток точно нет. 
 
- География до Урала?
- Да, «Урал-Приволжье» без проблем. 
 
- О ФНЛ думал?
- Да, есть человек, который может посодействовать. Но слухи — это одно. Когда дело доходит до трансферного окна, то все складывается по-другому.
 
- Как португальский агент относится к твоим связям с агентами из России?
- Он понимает, что мне нужны практика и игровая статистика, а помочь чем-то здесь не может.
 
- Как у тебя с ним выстраиваются отношения?
- Приятельские, на честном слове. Я ему полностью доверяю. Когда люди долго работают у них появляется соответствующая репутация. Многие люди за него ручались. 
 
- Какая ему с тебя выгода?
- В Португалии клуб заплатил за трансфер. С зарплаты я ничего не отдаю. 
 
- Есть уверенность, что ты вернешься в Португалию и у тебя все получится, хотя бы в «Сегунде Б». 
- Безусловно. Я в себе уверен.


Беседовал: Артур Федорков
Прочитано 705 раз

Добавить комментарий

Оставляя свой комментарий, Вы соглашаетесь с правилами добавления комментариев.

Защитный код
Обновить