Понедельник, 22 Октябрь 2018 18:16

Рустем Хузин: Не было человека, который продавил бы мою кандидатуру в "Рубине"

Большое интервью наставника "Луча" о своей карьере главного тренера.
 
— Обжились за эти месяцы на Дальнем Востоке, Рустем Агзамович? Привыкли жить, на 7 часов опережая Казань?
— Да, к этому быстро привыкаешь. Единственный момент — постоянная смена часовых поясов при перелетах на выездные матчи накладывает свой отпечаток. Но если находишься больше двух недель во Владивостоке, все нормализуется: в течение двух-трех дней я прихожу в норму.
 
— А каково при таком режиме футболистам, на которых ложится немалая нагрузка?
— В этом вся суть дальневосточного футбола: игроков приходится больше восстанавливать, чем тренировать.
 
— Как постигаете эту региональную специфику?
— У меня в "Луче" очень хорошие помощники: во-первых, есть местные специалисты, во-вторых, не местные, но уже поработавшие на Дальнем Востоке. В плотном общении с ними в рабочем процессе постигаются все тонкости работы в таких условиях.
 
— В межсезонье, когда вы принимали "Луч", действующие контракты с клубом были только у четверых футболистов, и сезон команда начала ни шатко ни валко. Но не так давно вы сыграли вничью с "Тамбовом" и обыграли курский "Авангард", а это команды первой четверки ФНЛ. Положение выправляется?
— Я полагаю, что наша игра смотрелась неплохо изначально, и единственный матч, в котором меня не устроила игра команды, — встреча с "Ротором" во втором туре. Мы тогда поменяли схему — посчитали, что будет лучше сыграть в пять защитников, но потом признали, что это было ошибкой. Нужно было играть в свой футбол. Несмотря на то, что на комплектование команды и подготовку к сезону было очень мало времени, "Луч" уже тогда имел свой рисунок игры. А в других стартовых матчах первенства нам просто не везло — не могли забить. Ну а сейчас потихоньку выбираемся из подвала таблицы, хотя плотность в ней такая, что нас, 12-ю команду лиги, отделяют три очка от 19-го места и десять — от четвертого. И это плюс турниру — в этом сезоне нет ни одной проходной игры, все команды готовы хорошо, любая может оказать сопротивление любой.
 
— Нет ли у вас ощущения, что вернулись в Премьер-лигу? Сегодня в ФНЛ достаточно и футболистов, и тренеров, поработавших в РПЛ.
— Нет, сравнивать команды ФНЛ и РПЛ не стоит. Все-таки Премьер-лига — это другой, более высокий уровень, а в нашем турнире больше борьбы, беготни. Но в целом наша лига очень ровная и сильная. И то, что в командах ФНЛ появляется много игроков Премьер-лиги, хорошо и для болельщиков, и для всего первенства, оно становится интереснее.
 
— На ваш взгляд, команды второго по силе дивизиона России подтягиваются к уровню игроков РПЛ или все-таки бывшие футболисты элиты идут по нисходящей?
— Каждый случай индивидуален. Да, есть футболисты уровня Премьер-лиги, которым нужна перезагрузка. Думаю, полсостава «Балтики» должны играть в РПЛ, как и Никита Бурмистров с Иваном Соловьевым из «Сочи» или Александр Сапета из «Нижнего Новгорода» — я называю имена наиболее ярких игроков.
 
— Кроме того, нынешнее первенство ФНЛ и по антуражу совершенно иное, нежели все предыдущие: четыре клуба лиги играют на стадионах, построенных к чемпионату мира. На матчи собирается по 30 тысяч зрителей!
— Конечно, играть при той аудитории, которую собирают новые стадионы, гораздо интереснее, чем при двух-трех тысячах зрителей, хотя и остальные арены ФНЛ вроде бы неплохие. Когда команду хозяев гонит вперед 30 тысяч болельщиков, она просто не должна плохо играть. Да и гостям интереснее и ответственнее играть при полных трибунах. Понятно, что это наследие чемпионата мира, и очень хочется, чтобы та любовь, которая проснулась к своим командам в болельщиках Саранска или Нижнего Новгорода, сохранилась. Насколько мне известно, «Нижний Новгород» изначально не ставил задачу выхода в РПЛ, но, увидев, что сезон получается, а зрители приходят на каждый матч, задумался о повышении в классе. В Волгограде болельщики не оставляют свою команду ни при каких раскладах, верят в «Ротор», как бы он ни играл. И такие условия — шикарный стадион, великолепное поле, потрясающую атмосферу на матчах — хотелось бы сохранить надолго, а не на год-два. И командам, которые после чемпионата мира получили современные стадионы, конечно же, нужно пробиваться в Премьер-лигу.
 
— В «Луче» есть Наиль Замалиев и Давид Дзахов, знакомые вам по работе в других клубах. Это те люди, на которых вы опираетесь на этапе становления тренера команды?
— На тот момент, когда меня пригласили работать во Владивосток, Давид уже провел здесь один сезон. После моего прихода в «Луч» мы поговорили по телефону, я сказал Давиду, что рассчитываю на него, и он продлил контракт с клубом. А Наиля Замалиева я знаю как бойца, как лидера команды.
 
— Семь предупреждений и одно удаление Замалиева в 14 матчах первенства ФНЛ настораживают.
— Такой уж он игрок. Карточки — следствие того, что Наиль — боец, «зажигалка», носитель лидерских качеств как на футбольном поле, так и за его пределами. Такие люди должны быть в каждой команде.
 
— Не чужой вам «Амкар» рухнул из РПЛ в любительскую лигу Урала и Западной Сибири, причем не по футбольным причинам. У вас есть собственное объяснение причин такого падения?
— Мне очень жаль, что такое произошло с клубом, который строился людьми, его основавшими, прежде всего бывшим президентом «Амкара» Валерием Чупраковым. На нем, по большому счету, все и держалось. С уходом Чупракова дела пошли по нисходящей. В клубе просто не было хозяина.
 
— И назвать имена людей, виновных в крахе «Амкара», сейчас уже невозможно?
— У меня есть свои догадки и доводы, но озвучивать их я не хочу и не буду.
 
— В интервью в январе 2017-го, после вашего ухода из «Нефтехимика», вы признались, что были удивлены сложившейся тогда ситуацией: за два месяца до того, как уволить вас без предупреждения, руководство клуба не приняло ваше заявление об отставке. Сейчас, спустя почти два года, как смотрите на те события?
— Действительно, было время переосмыслить тот период моей тренерской работы. Понимаете, футбол — коллективная игра, и одна из задач главного тренера — создать боеспособный коллектив не только на футбольном поле, но и за его пределами. Наверное, мне, в первую очередь мне, а не игрокам, не удалось этого сделать.
 
— Следите за «Нефтехимиком» сейчас?
— Да, и даже созваниваюсь с теми знакомыми, с кем самому довелось поработать. Но мне не хотелось бы их подставлять, потому что в «Нефтехимике» очень строгий тренер, который, наверное, не разрешает им общаться со мной.
 
— С декабря 2013-го болельщики и журналисты регулярно упоминали ваше имя, обсуждая кандидатов на пост главного тренера «Рубина». Так было после отставок Курбана Бердыева, Рината Билялетдинова, Валерия Чалого. Насколько эти предположения далеких от клуба людей были близки к реальности?
— Действительно, и разговоры, и предпосылки были, я даже встречался с президентом «Рубина». Но до конкретики дело не дошло — наверное, не было рядом человека, который продавил бы мою кандидатуру.
 
— Обид на «Рубин» не держите?
— «Рубин» — мой родной клуб, я за него переживаю и желаю ему побольше побед. Когда есть возможность, бываю на матчах, встречаюсь с друзьями-ветеранами, мы сохранили теплые отношения.
 
— Что думаете о сегодняшней игре казанцев?
— Если я не в самолете, стараюсь матчи «Рубина» смотреть (улыбается). Думаю, Курбан Бекиевич гнет свою линию, играя по той же схеме, которую он стал прививать команде, вернувшись в клуб. Радует, что начал забивать Азмун, что в команде появились молодые ребята — прежде всего полузащитник Коновалов и вратарь Коновалов. Очень нравится Егор Сорокин, который играет грамотно, профессионально, без суеты, несмотря на молодость. Этим-то и отличается Бекиич, в свое время он многим молодым ребятам давал шансы — достаточно назвать имена Гильмуллина, Бухарова, Рязанцева, Кверквелии.
 
— «Рубин» вроде бы начинает давать результат — команда уже в зоне еврокубков. Но на трибунах 45-тысячной «Казань Арены» по-прежнему по 6—8 тысяч зрителей. Получается, Казань действительно не футбольный город?
— Нет, Казань — футбольный город, а «Рубин» — двукратный чемпион России, обладатель Кубка и Суперкубка России. Когда команда играла ярко, а в составе были такие харизматичные игроки, как Андрей Федоров, Андрей Коновалов, и яркие легионеры — Калисто, Домингес, Сибайя, на старенький Центральный стадион ходили по 15—20 тысяч зрителей. На мой взгляд, надо сделать «ход конем» — команде нужны хотя бы два-три местных футболиста, посмотреть на которых пойдут казанцы. Но сейчас у клуба другие задачи, руководителям хочется, чтобы «Рубин» вернулся в еврокубки. Может быть, поэтому не получается подтягивать собственных молодых воспитанников, хотя я даже не знаю, есть ли они сейчас.
 
— А как дела с молодыми футбольными талантами в Приморье?
— Знаете, когда я только сюда приехал и знакомился с молодежной командой до нашего отъезда на сборы, был приятно удивлен. С молодежкой работает Саша Тихоновецкий, хороший специалист. Поначалу у нас в основной команде были только два местных молодых игрока, сейчас один из них играет в основном составе, второй — на подходе, а еще человек пять мы подтянули к нашим тренировкам, и они уже близки к тому, чтобы конкурировать с игроками основного состава. На Дальнем Востоке всегда были хорошие футболисты, но, как и во многих других регионах, стоит только мальчику чуть сверкнуть, как он оказывается в Москве.
 
— Вы во Владивостоке с семьей?
— Нет, один, супруга осталась в Казани с детьми, к тому же она работает. Но мне удается выбираться в Казань — не скажу, что часто, но когда мы играем в Центральной России, команда с матча возвращается во Владивосток, а я на сутки или хотя бы на полдня лечу в Казань. А выходной день команды провожу в самолете — еду на работу (улыбается).
 
— Хорошо, что в «Луче» есть Замалиев — полагаю, нет-нет да и перекинетесь с ним парой фраз на татарском.
— Да, ругается Наиль исключительно по-татарски (улыбается). Для меня татарский — прежде всего язык семьи. Я, моя жена и наши дети — с моими родителями все мы общаемся только на татарском.
 
— В совершенстве им владеете?
— Родной язык я знаю хорошо, все понимаю. Но когда говорю, русские слова все же иногда проскакивают.
 
— Есть ли во Владивостоке возможность сходить в мечеть?
— Мусульман здесь немного, во всяком случае, ближайшая мечеть находится в соседнем районе Приморского края, в 30 километрах от города. Мы с Наилем Замалиевым туда один раз ездили. Официально во Владивостоке тоже есть одна мечеть, но она располагается на цокольном этаже жилой пятиэтажки — я бы назвал это место помещением, отведенным для намазов. Для нас, жителей Казани и Татарстана, где мечети в каждом микрорайоне, это, скажем так, непривычно.
 
 
Источник: realnoevremya.ru
Прочитано 174 раз

Добавить комментарий

Оставляя свой комментарий, Вы соглашаетесь с правилами добавления комментариев.

Защитный код
Обновить