Среда, 05 Декабрь 2018 16:04

Игорь Чугайнов: Задача простая – вырвать кусок хлеба у парня напротив

Главный тренер "Сибири" рассказал о ситуации в команде и поделился мыслями о ситуации в российском футболе.
 
— Что у вас в Новосибирске с контрактом?
— Да вроде нормально пока все, работаю до конца сезона. А что такое?
 
— В сентябре, когда было назначение, звучала другая формулировка: 11 матчей до зимы, а дальше будет видно.
— Ну да, продлились немножко по ходу дела.
 
— Значит, тяжелую осеннюю серию прожили без опасений за свое будущее?
— Как сказать? У тренера судьба такая — опасаться за будущее. Но никакой контракт, даже самый защищенный и долгосрочный, не гарантирует тренеру спокойной жизни, поэтому думки в любом случае о команде, а не о себе. Всегда и у всех.
 
— Что в таком случае думаете о своей "Сибири", которая ушла в зиму на предпоследнем месте в ФНЛ?
— Результат говорит сам за себя. Я его ничем не оправдываю, но обосновать, объяснить, конечно, пытаюсь. В том числе себе самому. У "Сибири", скажем так, есть проблемы.
 
— По составу вроде неплохо смотритесь. "Сплав опыта и молодости" — так это называется, правильно?
— Да, и плюс среднее звено, тягловая лошадь в любой упряжке. Претензий к ветеранам у тренерского штаба нет: они делают все, что должны и могут. Больше скажу: на мой взгляд, "старики" пахали и за тех, кто должен, если по уму, тащить на себе воз. Возможно, это еще и селекционная ошибка: футболисты, на которых мы рассчитывали, с этой ролью пока не справляются.
 
— Исправимая ошибка?
— Хочется верить. Но не секрет, что у нас есть задержки по зарплате, а из-за прежних долгов закрыты трансферные возможности, поэтому новых игроков "Сибирь" пока брать не может.
 
— Многие нынче так живут, и не только в ФНЛ.
— Это правда. Россия — страна крайностей, мы или икру ложками в рот кидаем, или сосем сухарики. Где ты, золотая середина? Метания сами по себе губительны, потому что не позволяют планировать работу вдолгую, а для тренера создают конкретные проблемы. Вот мне, например, очень хочется, чтобы футболисты ощущали себя не звездами, а работниками по найму, для которых предусмотрен целый перечень обязательств по контракту. Все остальное — потом. Такие простые вещи парням иногда объяснять приходится, что сам на себя смотрю круглыми глазами: неужели это правда, неужели о том, что каждый из нас должен честно выполнять свою работу, нужно людям постоянно, скажу деликатно, напоминать?
 
Но да, что есть, то есть. Человек на тренировку не выходит, а я должен с ним дать результат. Как это сделать? Может, вы подскажете? Журналисты же лучше всех в футболе разбираются.
 
— "Не выходит на тренировку" — это образ?
— Нет, реальность.
 
— Игрок не получает зарплату, поэтому и ищет повод немного откосить. Обычная история, причем не только футбольная. Гореть игрой и думать о высоком голодный футболист не станет.
— Хорошего в этом действительно мало, но очень слабая отмазка для профессионала. Если ты в порядке — иди туда, где вообще нет проблем, какие вопросы? Но нет же, сидят в "Сибири". И второе: плакать о зарплате, находясь на 19-м месте, как минимум неприлично. Это и к тренерскому штабу, конечно, имеет отношение. Нас разве для того брали, чтобы на всех смотреть снизу вверх? Когда подписываем контракты, мы такие классные: все знаем, все умеем. А потом начинаются рабочие будни, чаще всего суровые, — и выдыхаем, расслабляемся, плывем по течению. Это неправильно.
 
У нас, кстати говоря, есть под боком прекрасный пример. 200 километров от Новосибирска, команда по имени "Томь". У нее тоже есть проблемы с финансированием, и серьезные. Слышали?
 
— Доводилось.
— Ну вот. Как Томск их решает, решит ли вообще, мне неведомо, но посмотрите на турнирную таблицу: второе место! Значит, деньги — все-таки не краеугольный камень проблемы, а "Сибирь" в нашем футболе не одна такая, вся из себя особенная и неповторимая. Постоянно парням вдалбливаю: умейте сравнивать себя с другими!
 
— Как они воспринимают терапию?
— С ветеранами в этом плане сильно легче, мы чаще всего говорим на одном языке, им много объяснять не надо. За ними опыт, мастерство и, наверное, понимание простых истин: если, не дай бог, что-то нехорошее произойдет, ты, возможно, уже никому не будешь нужен. Мужики держат свои шансы за горло, им кровь из носу надо, чтобы команда шла вверх, поэтому на них всегда можно опереться.
 
А есть другая категория футболистов, у них так: да ладно, ничего страшного, главное, чтоб по бабкам отровнялось, а там видно будет. Посмотришь его послужной список — где только он не был! Да и сейчас мыслями, возможно, уже далеко, мечтает о лучшей доле в теплых краях. Но ты пойми: за свое имя надо рубиться всегда и везде, каждый день! Поднимет грамотный человек историю, увидит, как ты раз за разом отправлял команды вниз, — и твои шансы на следующий контракт я точно не назову высокими. Сейчас в нашем футболе все хорошо считают, мало кто готов, как говорится, в полной мере удовлетворять запросы.
 
— А какие сейчас запросы в среднем по ФНЛ?
— Невысокие.
 
— Слышал, что от 40 до 100 тысяч рублей в месяц. Не верю — что в нижнюю границу, что в верхнюю.
— Придется поверить. Верхняя планка, конечно, значительно выше в отдельных случаях, но в ФНЛ есть люди, которые даже меньше 40 тысяч получают. Это нормально, если речь идет о молодых. Это очень даже нормально, ведь сколько талантов мы на финансовом разломе потеряли! Когда все время гладят по шерстке, тебе кажется, что мир прекрасен. Зачем напрягаться? Насыпали с горкой по первому контракту, ты и смекнул тут же: жизнь удалась, я ничем никому в этом мире особо не обязан. А молодой в идеале вообще не должен думать о деньгах. Трудись на имя, а не за деньги, придет и твое время!
 
— Это называется "нештатная работа с командой". Большинство футболистов воспитательные беседы напрягают.
— Футбол и есть напряжение в чистом виде. Но ведь для всех хорошим не будешь, а на тренере в этом смысле вообще пробы негде ставить, работа у нас такая. Другое дело, что аргументы, советы, претензии должны быть понятны футболистам. Но безразличное отношение к игре и тренировке меня всегда возмущало и возмущает. Можно сказать, бесит. И тогда я взрываюсь, ничего не могу с собой поделать. Ну, ты же вышел на поле, на тебя люди смотрят! У тебя две ноги, две руки, голова вроде на месте, зубы крепкие. Твоя задача — вырвать свой кусок хлеба вон у того парня напротив, пока он его у тебя не отнял, но ты ведь даже попыток не делаешь, ты только и думаешь, когда тебе принесут покушать. Сложившийся футболист, на мой взгляд, — тот, кто командный результат ставит выше всего на свете и готов умереть за свою правду.
 
— В "Сибири" много таких?
— Есть над чем работать, но в целом у нас нормально все с понятиями. А потому что агенты рядом не крутятся. Оно и понятно: лишними деньгами в Новосибирске не пахнет, агентам с клуба урвать особо нечего. Никто не мутит воду в Оби-матушке, не выносит парням мозг.
 
— Хорошо же. Пользуйтесь моментом, оздоравливайте Русь футбольную.
— Футболист, как и художник, может творить немножко голодным. А то и должен. Главное, чтобы не засосало туда, откуда не возвращаются. Баланс на грани разумного — очень тонкая история, в том числе и тренерская.
 
— "На тебя люди смотрят" — говорите? Со зрителями-то у вас неважнец.
— Конечно, все ведь в футболе взаимосвязано. Я 40 лет в игре, но что-то мало знаю людей, которые хотят от нее негатива. Народ идет на стадион за положительными эмоциями, а у нас побед пока мало. И еще одно объяснение, чисто чтобы себя успокоить, наверное: в Новосибирске на первом месте — хоккей. Исторически.
 
— Может, это и есть сермяжная правда: Сибирь — для хоккея, сдался ей ваш футбол? "Енисей" в премьер-лиге еле дышит, "Томь" и "Сибирь" сидят без денег, а ниже и смотреть страшно.
— Да, действительно, давайте убьем весь футбол за Уральским хребтом, тем более что чемпионат мира нас уже разделил: эхо от хребта отразилось и нырк обратно в европейскую часть, там ведь все самые интересные дела. Забудем, где выросли Зобнин, Головин, Газинский. Отрубим лишнее и выбросим. Закроем футбол, как закрыли его в Кемеровской области. Когда-нибудь потом, правда, вспомним: развалить систему можно очень быстро, а вот создавать тяжело.
 
— Апокалиптичненько.
— Да. Хотя тоже, знаете, вопрос тот еще. Все эти стадионы, которые понастроили в регионах, их же теперь кормить надо. Откуда денежки?
 
— Из программы "Наследие".
— Ну, эти быстро кончатся. Дальше что? Чтобы стадион жил, его надо регулярно наполнять. "Бурановские бабушки" каждую неделю аншлага не соберут. Значит, при стадионе должна быть качественная футбольная команда. Много их в России? То-то же. Круг замкнулся. Или вот другая жизненная история, о которой попробуй не задумайся. Сколько не самых квалифицированных иностранцев играют сейчас за национальную сборную России?
 
— Пять человек.
— Чего добиваемся?
 
— А вам что конкретно не нравится?
— Слушайте, ну никогда топовый немец или бразилец не станет играть за Россию. И потом: наемники хороши до поры до времени, пока их не перекупят.
 
— Даже такие, как Марио наш Фернандес?
— Даже такие. Тем более что мы исключение пытаемся сделать правилом.
 
— Понятны споры вокруг Ари, которому сто лет в обед, а что за претензии к Марио?
— Я же сказал: исключения возможны. А мы пошли неверной дорогой. Фернандес один отдувается за всю заграницу? Ну нет, лиха беда начало: у нас уже есть Марио, Ари, Нойштедтер с Раушем, Гилерме и еще, ходят слухи, пара человек на подходе, а как же! Не многовато ли иностранцев за короткий отрезок при всем к ним уважении? А пацанам-то русским о чем мечтать? Сборная — это маяк, на который каждый мальчишка в любом случае держит ориентир. Я знаю, о чем говорю, прошел этот путь от начала до конца.
 
— Вашему тренерскому дебюту в ФНЛ, с "Торпедо", восемь лет и даже больше. Что стало с лигой за это время? Взгляд со стороны: ФНЛ — банка консервов, съедобно, но невкусно. Страсти не кипят, спортивного обмена фактически нет, кузница кадров — стертый из памяти образ.
— А еще никому, кроме пяти элитных клубов, не нужная "осень-весна", куча банкротств, общее снижение класса. Во многих клубах ФНЛ на ведущих ролях футболисты уровня второй лиги.
 
— Вы тоже, смотрю, критически настроены.
— Мне есть с чем сравнивать, это раз. А два — это не только мое мнение. И я вообще не стал бы замыкаться на ФНЛ, когда речь идет об уровне развития футбола в стране. Все мы видели, как выглядят наши клубы в еврокубках. Истории "Локомотива", ЦСКА, "Спартака" полностью укладываются в тему, проблемы ПФЛ и ФНЛ есть проблемы РПЛ, и наоборот. И не надо себя обманывать: больному не пилюлечки и капельки нужны, а операция.
 
Вот сибирских пацанов, которые доросли до сборной, я только что назвал. А московских знаете? Кто в сборной последний из москвичей?
 
— Застали врасплох. Неужели Березуцкие?
— Лунев! Причем если бы в 2010 году кто-то мне сказал, что этот парень сыграет за сборную России, я бы пальцем у виска покрутил, клянусь. У меня в "Торпедо" был еще один вратарь, на которого я молился, а Лунька — не дай бог, чтобы в раму встал! В итоге его отправили в Калугу. В 2014-м я работал в "Соколе" уже, заключительный матч мы играли как раз в Калуге. И вот вижу нового Лунева: с другим взглядом, отношением к жизни, к футболу, ну, по всему понятно. Потом у него срослось с Уфой, дальше был "Зенит", но! Обращаю ваше внимание: Луню никуда не брали основным, во всех командах он цеплялся за шанс. Не за шансы, подчеркиваю, а за шанс. И он их все использовал, потому что был готов — через работу, через понимание того, что в калужском лесу можно ведь и закончить с футболом.
 
А сколько там таких Луневых, во второй-то лиге. И да, кстати: вот еще отличный пример, как может измениться человек через свое отношение к футболу, попав в стрессовую ситуацию. Мы об этом уже говорили.
 
— А кого-то командировка из Москвы в Калугу, глядишь, и убьет.
— Именно. Никто не знает точного рецепта, как в этой жизни подняться, а если кто вдруг знает — тот правит миром. На мой взгляд, Москва, Питер и другие миллионники хороших футболистов в ближайшее время России не дадут.
 
— Почему? Прекрасные академии, фантастические условия.
— Академиям дай бог процветания, но в них ведь везут мальчишек со всей России. А я немножко о другом. То ли поумнел, то ли постарел, но теперь часто думаю о вечном: почему, за счет чего наше столичное поколение дало стране немало, будем так говорить, сильных футболистов, а сейчас это проблема? Ответ нашел такой: наши родители были людьми труда, в дворовых зарубах как-то не наблюдалось детей банкиров, коммерсантов, топ-менеджеров, а если они и появлялись, "белая косточка", то долго не выдерживали. Мы их забивали там морально, и не только. Мы просто сильнее были по духу, дворовые ребята.
 
Ну вот, а сейчас базовая среда изменилась в крупных городах очень сильно. Папа-банкир все устроит, у него связи и деньги. Он еще и решит, как его чадо правильно тренировать, а потом определит, кого рядом в основу поставить, чтобы маленькому банкиру легче было на поле. А провинциальный парнишка — он по-прежнему из другой социальной среды, с другими установками, другим восприятием жизни. Он точно знает: надо, блин, всем тут доказывать, что я тоже хочу и буду хорошо жить!
 
— "Российский тренер — массовик-затейник". Вы сказали, вам и объяснять.
— Да очень просто: куча историй, когда тренер ни на что не влияет, в том числе на самом высоком уровне. Просто не все об этом знают.
 
— Например?
— Без фамилий, адресов и явок, ладно? А принцип простой: комплектование, состав, замены — делай так, как тебе говорят, или ты просто не будешь работать. "Гюльчатай, открой личико!" А чтобы Гюльчатай не открывала личико, сидит на лавке товарищ тренер и собирает на себя все шишки.
 
— Ну вот Олег Кононов в "Спартаке" — массовик-затейник? У него ведь тяжелейшая ситуация, хочешь не хочешь, а нужно прислушиваться не только к начальству и команде, но и к трибунам.
— В топ-клубе всегда работать непросто, тренер там по определению под прессингом, а "Спартак" — вообще отдельная история, все же это понимают. У "Спартака" разные болельщики, от простых работяг до первых лиц государства, но ни один из них, даже самый преданный, не может знать, что и почему происходит в команде. На чем строит свои предположения болельщик? На открытой информации, слухах и личных симпатиях. С такой базой нет ничего проще, чем вылепить из мухи слона: один сказал, второй добавил, третий приукрасил, а четвертый уже и не помнит, о чем шла речь в начале. Сделать же из хорошего человека мерзавца, подлеца и предателя — вопрос пары кликов в наших реалиях. Раз-два — и готово, был героем, стал изгоем.
 
А тренер читает первоисточник, в этом его сила. Так было и будет во все времена, поэтому возня вокруг "Спартака" — лютый перебор, конечно. Ребята потеряли берега. Задайте себе простой вопрос, и сразу все разложится по полочкам: вы за кого болеете — за себя или за команду?
 
— Давно осела пена вокруг другого скандала, когда берега потеряли два футболиста. Осела — и слава богу, а вам адресный вопрос: в ваше веселое время такие истории тоже бывали? Не по факту, а по смыслу.
— Боже упаси нас идеализировать. Всякое по молодости случалось, мы тоже иногда дурными были. Хулиганили? Получали по башке? Конечно. Но в чем отличие, сразу скажу: мы точно не смотрели на людей свысока. Хотел сказать — на "простых людей", но запнулся: а мы сами-то кто были?
 
— То есть один из лучших защитников в истории российского футбола Игорь Чугайнов всегда чувствовал свою связь с народом.
— Да мы и есть народ! Что тогда, что сейчас, какая разница? Просто раньше нам и в голову не приходило считать себя кастой, а теперь это очень заметный тренд в футбольной среде. К огромному сожалению. Вот анекдот 1998 года рождения, не так смешной, как жизненный. Помните, сборная России, главным тренером которой был Бышовец, проиграла в Исландии, Юра Ковтун на 89-й в свои забил?
 
— Прекрасный гол!
— Да, красавец. Ну так вот, попали исландцам, шансов отобраться на Евро-2000 почти нет, Юра сидит дома три дня, носа на улицу не кажет — опа, сразу аналогия с шампанским в Монако после Европы 2016-го, нет? Но кушать-то хочется! Загримировался, замазался, сгорбился, пошел на рынок, глядь — бабка картошечкой торгует. Отлично, думает Юра, туда не попрусь, где народ, узнают еще, по башке настучат. "Бабуля, мне три килограмма, пожалуйста". — "Сейчас, Юр". Юра в шоке: "Ты как меня узнала?" — "Спокойно, Ковтун, я — Бышовец".
 
Я к тому, что нам ведь реально плохо становилось после таких провалов, как с Исландией, хотя они даже не исключениями из правил были, а вообще футбольным раритетом. Запрятаться, закрыться, чтоб никто тебя не видел, в глаза не заглядывал — такое было восприятие неудачной игры. Если я и преувеличиваю, то не сильно.
 
А Кокорина с Мамаевым мне жалко, и я думаю при этом, что взрослые дяденьки, которые опекают их по жизни, виноваты не меньше. Как их воспитывали по телевизору после того самого Монако и каких-то других глупых историй — я в такое воспитание не верю. В этом смысле я верю в разговоры на кухне один на один. Поэтому сейчас, когда сворой на них накинулись, а всеобщий одобрямс сменился всеобщим осуждамсом, — их действительно жалко. Очень надеюсь, что до крайностей не дойдет и парни успеют помочь своим командам еще в этом сезоне. Тем более что чемпионом России, на мой взгляд, кто-то из этой пары и станет: либо "Зенит" Кокорина, либо "Краснодар" Мамаева.
 
 
Источник: Матч ТВ
Прочитано 72 раз

Добавить комментарий

Оставляя свой комментарий, Вы соглашаетесь с правилами добавления комментариев.

Защитный код
Обновить